27.05.2020

«Кругом вода»: пандемия коронавируса фактически загнала моряков в «тюрьмы»

Последние новости о ситуации с коронавирусом в Севастополе – оптимистичные. Нет новых очагов распространения, снят режим самоизоляции. Кажется, жизнь налаживается. Но это – на берегу, а в море все по-другому. О том, как отразились на моряках в регионе пандемия коронавируса и сопутствующие ей ограничения, рассказал «Комсомольской правде» председатель первичной профсоюзной организации моряков г. Севастополя Российского профсоюза моряков (ППО РПСМ) Артем Боев.

Заложники обстоятельств

Большинство моряков проводят в море от 4 до 8 месяцев, работают без выходных до 12 часов в день, и лишь заход в порт напоминает им о большой земле. Когда весь мир начал борьбу с коронавирусом, и так непростая жизнь тружеников моря наполнилась новыми трудностями.

– Наиболее острая проблема – смена экипажей в условиях пандемии COVID-19, — рассказывает Артем Боев. – Из-за закрытия многих морских портов мира и прекращения международного пассажирского авиасообщения, моряки оказались заложниками эпидемии. Они вынуждены подолгу находиться на борту судов, не могут получить необходимую медицинскую помощь, добраться до родины.

Мурманские приключения

Один из свежих примеров – отказ властей Мурманска принять на берегу экипаж транспортного судна. Морякам не разрешили смениться из-за угрозы распространения коронавируса. При том, что в рейсе моряки из Севастополя и Крыма пробыли почти 10 месяцев, а состояние их здоровья оценивается как удовлетворительное.

Отстаивать интересы соотечественников взялся уполномоченный по правам человека в Севастополе Павел Буцай. Он связался с капитаном судна, который рассказал ему, что все члены экипажа не болеют и готовы на любые тестирования. Позицию регионального Роспотребнадзора, выставившего весьма жесткие требования к смене экипажа, это не изменило.

После разговора Павла Буцая с Уполномоченным по правам человека в РФ Татьяной Москальковой и омбудсменом Мурманска было принято решение, что моряки проведут смену экипажа в Архангельске.

Отметим, что согласно данным Мурманского оперативного штаба по коронавирусу в регионе зафиксировано 2714 случаев заражения Covid-19. При этом 2245 случаев приходятся на стройплощадку в Белокаменке, где возводится Центр строительства крупнотоннажных морских сооружений.

Трудности со сменой экипажей возникли не только в Мурманске, но и в морских портах Приморского, Хабаровского, Краснодарского краев и Санкт-Петербурга.

Беды обходят стороной, но не всех

Сообщений о случаях, когда членам экипажа понадобилась бы срочная помощь медиков, с моряками из Севастополя и Республики Крым не появлялось, однако россиянам из других регионов повезло меньше.

– В порту Шанхая китайские власти под предлогом пандемии Covid-19 отказывали в срочной медицинской помощи российскому моряку с судна «BBC St. Petersburg» несмотря на то, что у него возникли осложнения, вызванные болезненным воспалением зуба, – приводит пример подобной ситуации Артем Боев. – Сейчас он на берегу в режиме изоляции на стационарном лечении, ему сделан тест на коронавирус. Им продолжает заниматься посольство.

До этого власти Индонезии отказали в срочной медицинской эвакуации российского моряка с инсультом с т/х «WL Paleh», несмотря на то, что на борту не было Covid-19. Благодаря усилиям профсоюза моряков Индонезии (KPI) судно все же получило разрешение на заход в порт Белаван, но только через несколько дней после подключения посольства удалось разрешить ситуацию – моряк был эвакуирован.

Другой трагический случай произошел во Вьетнаме. Во время якорной стоянки судна «Pola Anisia» скончался российский моряк. У мужчины были подозрения на сердечный приступ. Администрации порта были предоставлены все документы, необходимые для срочной репатриации тела на родину. Предварительно членов экипажа проверили на наличие инфекции Covid-19 – тесты показали отрицательный результат. Несмотря на это, вьетнамские власти не пошли навстречу морякам. Единственным возможным портом захода стал Сингапур. При помощи Председателя Профсоюза офицеров Сингапура (SMOU), Мэри Лью, от капитана порта было получено разрешение на заход судна. На следующий день тело моряка переправили на катер и доставили в похоронное бюро.

Боев отмечает, что в данный момент морскому сообществу приходится выкручиваться и идти на логистические ухищрения для репатриации экипажей. Пока спасает путь через Белоруссию. Например, судно приходит в Сингапур, оттуда моряки самолетом летят в Амстердам, а потом – в Минск, где экипажи встречают специально оборудованные автобусы. С соблюдением всех санитарных норм их везут в Россию. Но и на этом пути моряки снова сталкиваются с определенными трудностями.

– В РПСМ обратился моряк из Крыма, который ехал с контракта с судна. Он самостоятельно возвращался через аэропорт Минска, далее планировал добираться на такси в Санкт-Петербург, а оттуда – самолетом до Симферополя. Однако член экипажа был остановлен при пересечении российско-белорусской границы сотрудниками Роспотребнадзора и принудительно помещен в обсерватор. Конечно, если бы моряк прибыл сразу в город, где проживает, то у него был бы шанс пройти изоляцию дома, – говорит Боев, отмечая, что в каждом субъекте РФ могут быть свои правила. – В каких-то случаях морякам удается проехать транзитом, но, как правило, такой проезд организует судовладелец.

Заложники Африки

Возвращаться членам экипажей приходится из разных уголков мира. Так, например, 12 мая чартерным рейсом севастопольские моряки прибыли в Мурманск из Нуадибу, северной столицы Мавритании.

Из-за коронавируса регулярное воздушное сообщение этой страны с другими государствами было приостановлено, поэтому возвращение севастопольцев в Россию откладывалось на неопределенное время. Прорабатывались альтернативные варианты эвакуации моряков, в том числе и через соседние страны.

Вообще, в мире создаются инициативы, которые должны облегчить путь моряков домой. Так, Международный совет морских работодателей (IMEC), при содействии оператора морских путешествий «Global Marine Travel» (GMT) организовали проект, который должен облегчить репатриацию экипажей: они собираются резервировать блоки мест под моряков на регулярных рейсах, при необходимости договариваться о более крупных самолетах и организовывать чартерные перелеты.

По мнению Артема Боева, чтобы снять существующие проблемы проезда моряков в России, как и во всем мире, необходимы «зеленые коридоры», обеспечивающие передвижение моряков, с наличием необходимых защитных средств и медицинского мониторинга.

– Этот порядок должен быть единым на всей территории России, – говорит Боев.

Моряки имеют значение

На прошлой неделе морской посол доброй воли Международной морской организации (ИМО) в Болгарии капитан Андриян Евтимов создал петицию «Seafarers Matter» («Моряки имеют значение»). Инициатива Евтимова направлена на то, чтобы привлечь внимание широкой общественности к проблемам сотен тысяч членов экипажей со всего мира, которые не могут сойти на берег или вернуться домой из-за ограничений, введенных в период пандемии. Цель петиции –  собрать более 150 000 подписей: именно столько моряков застряло в море.

Когда подписи будут собраны, документ будет направлен государствам-членам ИМО с призывом к немедленным и срочным мерам по облегчению передвижения членов экипажей.

– Репатриация – это законное право моряков, – отметил Артем Боев. – Проблема со сменой экипажей очень затянулась. Моряков необходимо признать ключевыми работниками в условиях пандемии. Эта тема в повестке многих государств, в том числе и в нашей — все это вселяет надежду, на разрешение сложившейся ситуации.

Напомним, что обратиться в ППООМ г. Севастополь РПСМ в настоящий момент можно по телефонам +7 978 021 73 14, +7 (8692) 54-43-16  или по электронной почте: sevastopol@sur.ru.

По материалам sevastopol.kp.ru

↑ 

Наверх