19.05.2020

Моряки хотят находиться на самоизоляции дома

Практически с начала пандемии коронавируса Мурманская область держится в десятке регионов с наибольшим количеством заболевших и только недавно ушла из топ-10 по ежедневному приросту числа зараженных. Ситуация критическая, но в погоне за безопасностью не случается ли перегибов на местах? 

Неприятная история произошла с возвращением из-за границы моряков с судов компании «Стрелец» – «Захар Сорокин» и «Василий Лозовский». После полугодового нахождения у берегов Западной Африки они вместо воссоединения с семьями отправились на изоляцию. 

– 207 человек (почти все жители Мурманска) 12 мая прибыли самолетом из Мавритании и по предписанию главного санитарного врача Мурманской области были помещены на изоляцию. И это несмотря на то, что перелет был согласован с мавританскими властями и проходил с соблюдением всех санитарных норм. Почему люди, находившиеся все время под контролем врачей, не могут вернуться к семьям, с которыми были разлучены полгода? – удивляется Юрий Викторович Паршев, исполнительный директор компании «Стрелец». –  Ранее на родину вернулся наш экипаж из Норвегии. Они несколько месяцев были в море, не контактировали ни с кем, кроме друг друга. После с соблюдением всех мер безопасности наши работники вернулись в Мурманск. И тогда изоляция для них не была необходима: считалось, что они прошли ее в море. Но в этот раз нам так не позволили сделать. Прохождение изоляции было обязательным условием возвращения наших моряков домой. Иначе они могли бы застрять на неопределенный срок в Мавритании. 

Сейчас моряки все в том же заточении, пусть и не за границей, а на родной земле. Более 50 человек размещены на изоляцию в отеле «Меридиан», остальные — в бывшем санатории «Тамара», который сменил сферу деятельности и стал гостиницей.

– Опасности для окружающих мы не представляем, мы здоровые люди, что было доказано обследованиями. Эта изоляция — сильная перестраховка, которая непонятно кому нужна. Экипаж отработал шесть месяцев, накопилась усталость. Мы в море были изолированы от мира, сейчас находимся взаперти, эмоциональное состояние, как можно понять, не очень хорошее, – рассказывает капитан «Василия Лозовского» Кирилл Вершинин.

Вместе с моряками с «Василия Лозовского» и «Захара Сорокина» в Мурманск вернулся и экипаж судна Savanna Wind. Они были в рейсе восемь месяцев. 

– Последний заход в порт у нас был 3 мая, мы ни с кем не контактировали, с тех пор мы уже прошли 14-дневную изоляцию. В Мавритании нет ни одного случая COVID-19. Если бы у нас был коронавирус, он бы давно проявился, но мы здоровы, – рассказывает капитан Savanna Wind Алексей Анисимов. – Да, среди моряков есть иногородние, которые могут проходить изоляцию в «Меридиане» или «Тамаре». Но остальные почти все мурманчане. У меня в Мурманске есть квартира, в которой никто не живет, – почему я не могу самоизолироваться там? 

Все сотрудники, прибывшие из Мавритании, уже сдали два теста на коронавирус. 

– Результаты первых анализов отрицательные. Также был проведен второй тест – мы уверены, что он будет также отрицательным, – говорит Юрий Викторович. – Но, несмотря на это, они все еще не могут поехать домой. 

По всем правилам 

Никакие доводы о том, что на судне было едва ли не так же стерильно, как в операционной, не могут побороть бюрократическую машину. 

– 1 октября мы вышли в море – с этого момента у нас была морская самоизоляция. После объявления пандемии мы строго соблюдали все предписания и эпидплан компании. Проводилась обработка судна, в том числе четыре раза в день убирались все помещения с применением хлорсодержащих средств. Дважды в день проводилась термометрия экипажа, особенное внимание уделялось отдельным сотрудникам, например, поварам. Когда мы стояли в порту, нам был запрещен сход на берег, исключение было для несущих вахту, но в таких случаях на причале никого не было, – рассказывает судовой врач с судна «Захар Сорокин» Николай Крикин. 

Даже когда экипаж увозили, все происходило фактически бесконтактно. Судно стояло на рейде, к нему подошел катер, на который сошли члены экипажа. На берегу они сразу сели в автобусы и уехали в аэропорт. Сотрудники воздушной гавани не прикасались к нашим морякам и соблюдали социальную дистанцию, даже багаж не трогали. Увозили мурманчан спецбортом, предварительно обследовав. Списки тех, кто обслуживал спецборт, были заранее согласованы с оперштабом. Посторонних людей в самолете не было, только четверо жителей Крыма, которые не смогли улететь из Мавритании из-за приостановки международного воздушного сообщения. Все время, пока они ждали возможность вернуться на родину, крымчане жили при посольстве и были неоднократно обследованы. И после таких исключительных мер безопасности наших моряков встретили в аэропорту «Мурманск» словами, что им надо ехать на обсервацию в Мончегорск. Правда, потом локация все-таки сменилась на Мурманск. 

Двоякости ситуации добавляет то, что северянам разрешают выезжать в отпуск в другие регионы. Причем можно это сделать даже жителям Апатитов и Кировска, которые закрыты на карантин, т. к. это второй самый крупный ковидный очаг в регионе. А ведь это риск, что по возвращении северяне обнаружат у себя коронавирус. Но при этом отпускникам разрешено проходить самоизоляцию дома. 

Все 206 моряков написали на имя главного санитарного врача Лены Лукичевой обращения, чтобы им позволили находиться на самоизоляции дома. Бодрости духа морякам придают звонки семьям, в которых уже считают дни до встречи. 

Как отметила юрист профсоюзной организации Мурманского тралового флота Анна Дворецкая, есть постановление правительства Мурманской области № 293-ПП от 10 мая, что экипажи судов должны проходить самоизоляцию по месту жительства. Но Роспотребнадзор поместил моряков на коллективную изоляцию. Такие действия идут вразрез с российским законодательством. Профсоюз направил письменное обращение в оперативный штаб и Лене Лукичевой, отметив, что были нарушены права моряков, в том числе на отдых. Также профсоюз обратился в прокуратуру.

По материалам  murmansk.kp.ru

 

↑ 

Наверх