21.09.2018

Наш полярный мишка плачет

Судно «Заполярье» под флагом РФ, всё лето простоявшее на рейде Сеуты, вчера вечером взял за «ноздри» испанский буксир и потащил в порт-убежище с  целью обезопасить «плавучее инженерное сооружение» тоннажем под 20 тысяч тонн от столкновения с близлежащим берегом.  До него – несколько кабельтовых, то есть для 180-метрового судна, где топлива так мало, что и разогреться не успеет, это неизбежный навал. Вот дунет ветер, пойдёт волна, и балкер ледового класса плавно поплывёт в аквапарк Сеуты, расположенный под пальмами на берегу.

К тому же на аварийном судне давно истёк срок регистровых документов: грубо говоря, техосмотра нет, значит, по международным требованиям, в соответствии с которыми власти Испании поступают, ходить ему самостоятельно, свободно и невозбранно запрещено.

«Заполярье» идёт в Гранаду, а тем временем ещё семь судов того же «Мурманского морского пароходства» взывают ко всем людям доброй воли, начиная с мая.

Например, то же «Заполярье» по документам инспекции Международной федерации транспортников (МФТ), имеет статус «брошенный экипаж», а перечень проблем выглядит примерно так: шестеро моряков требуют отправки домой по причине истёкшего контракта, на борту скверное снабжение и недостаток питьевой воды, топливо на подсосе.

Общая проблема у всей заброшенной флотилии, в экипаже которой примерно две сотни моряков, – закончившийся контракт и горячее желание вернуться домой. Ведь так называемые «условия обитаемости» на судах, финансируемых либо скверно, либо никак, нечеловеческие. Например, наши, которые стоят в Индии и Китае без топлива по нескольку месяцев, сидят в железных коробках без кондиционеров. При сорока градусах жары и ста процентах влажности это, а также помывка исключительно под дождём или из большой пластиковой бутылки, не окупается никакой зарплатой.

Она, кстати, на мурманских судах мизерная: русский капитан получает в месяц процентов на пятьдесят меньше, чем филиппинский матрос. Одна радость, что работаешь под своим флагом? Ну, так это должно, в отличие от флага удобного и всеми пинаемого, как-то же компенсироваться! В смысле, должны ощутимо проявляться и сила законодательства, защищающего своего работника, и правопорядок для своего гражданина.

А что несколько месяцев подряд наблюдает изумлённая морская общественность? А то, что прежде славный арктический извозчик и ветеран полярных конвоев давно ступил на дорожку, где исчезли старейшие пароходства страны, Балтийское и Черноморское, а родное правительство и что-то там еще, осуществляющее государственный надзор и контроль за флотом, ничего такого не замечает?  Ведь видно, что очередь дошла до судов с припиской «порт Мурманск».

Повторяется та же история. Все суда зарегистрированы в одной компании, и все заложены-перезаложены в одном-двух банках. Коммерческий арест одного судна –  одна костяшка домино, которая влечет арест следующего судна, и тогда валится следующая костяшка. И в процессе такого блица пароходы меняют страну и флаг, а моряки разбегаются по земному шару в поисках счастья и стабильности.

Но ведь говорят, что проклятые 90-е, вроде как прошли. Но и спустя двадцать с лишним лет, русские моряки снова с благодарностью принимают международную гуманитарку и таблетки «Красного креста», моются у чужих причалов дождевой водой и взывают к Родине.

А Родина их даже по телевизору не видит.

Вадим Мамонтов, инспектор МФТ в порту Калининград, председатель Калининградской региональной организации Российского профсоюза моряков (КРО РПСМ)

↑ 

Наверх