Российский профсоюз моряков требует защитить национальный морской рынок труда

03.07.2017  

     Российский профсоюз моряков вновь обратился в Министерство транспорта РФ с требованием защитить национальный морской рынок труда и сохранить рабочие места российских моряков на торговых судах, плавающих под Государственным флагом Российской Федерации, в особенности, занятых на работах по разведке, добыче и транспортировке углеводородов в исключительной экономической зоне России. На подобный шаг РПСМ подтолкнули законодательные инициативы российского правительства, которые, начиная с 2014 года, планомерно освобождают работодателей-резидентов от необходимости получения разрешения на привлечение и использование труда иностранных работников.

    Право на рабочие места под угрозой

     Напомним, в 2014 году был принят ФЗ «О территориях опережающего социально-экономического развития в Российской Федерации», повлекший включение в Трудовой кодекс Российской Федерации (ТК РФ) ст. 351.5 об особенностях трудовой деятельности лиц, работающих у резидентов этих территорий. В соответствии с ней работодатели-резиденты таких территорий освобождены от необходимости получения разрешений на привлечение и использование иностранных работников. В число  освобожденных работодателей подпадают и судовладельцы, если они признаны резидентами названных территорий.

     В 2015 году принимается закон «О свободном порте Владивосток», который наделяет аналогичной преференцией резидентов свободного порта Владивосток. Об этом  свидетельствует  ст. 13.6 ФЗ «О правовом положении иностранных граждан в Российской Федерации». Такая же тенденция прослеживается в проектах ФЗ «О свободном порте Дальний Восток» и ФЗ «О свободных портах в Российской Федерации». 

     Подобная ситуация не может не вызывать озабоченности, – отмечают в РПСМ, – все эти законодательные акты ставят под угрозу право российских моряков на рабочие места на национальном морском рынке труда, поскольку у российских судовладельцев появляется реальная возможность  бесконтрольного найма  иностранных граждан для работы в составе экипажей морских  судов под Государственным флагом РФ.

     В ряду такого рода законодательных актов отдельно  нужно отметить Договор о Евразийском экономическом союзе. Он вступил в действие с 1 января 2015 года и предусматривает право работодателей и (или) заказчиков работ (услуг) привлекать к осуществлению трудовой деятельности граждан государств-членов ЕЭС (Армения, Белоруссия, Киргизия), а в случае присоединения – и других стран, без учета ограничений по защите национального рынка труда. При этом гражданам этих государств-членов получать никаких разрешений на осуществление трудовой деятельности не требуется.            

     – К нам обратился моряк, капитан с 18-летним стажем Андрей Иванович Кирячок. Он работает на судах оффшорного флота более 30 лет и обеспокоен ситуацией, складывающейся в морской отрасли. Он пишет, что, с одной стороны, российские морские вузы готовят высококлассных специалистов, с другой – страна не может их обеспечить работой, при том  что на их образование тратятся колоссальные бюджетные средства. А между тем  сегодня активно разрабатываются шельфовые программы, для реализации которых в чартер берутся специализированные суда без ограничений.  И граждан России в составе экипажей этих судов практически нет. Он приводит в пример компанию Газпром, у которой в чартере на Сахалине задействованы два судна снабжения морских буровых платформ: «Sea Supra» и «Sea Frost», владелец – оффшорная компания «Deep Sea Supply» (DESS), базирующаяся на Кипре. Экипажи сформированы на 80% из граждан Украины. Кроме того, под разные проекты на Сахалин приходят суда других компаний, – рассказывает председатель РПСМ Юрий Сухоруков. – Капитан задает справедливый вопрос: почему в российской  экономической зоне  работает кто угодно, только не российские моряки? Он пишет – цитирую: «Во многих странах подписание чартера происходит по согласованию с профсоюзами, которые,  в свою очередь, выставляют условия по экипажам: как правило, компания, предоставляющая суда для чартера, должна набрать 75%  экипажа из местного населения. Этим страна гарантирует работу своим гражданам. Хотел бы получить объяснение, почему российские компании не ставят условия найма российских граждан в состав экипажа в чартере, а профсоюз на это не обращает никакого внимания? Почему украинские граждане зарабатывают деньги в нашей зоне и содержат не только свои семьи, но и отчисляют деньги на так называемую АТО? (Антитеррористическая операция – прим. Редакции)», – спрашивает нас капитан, справедливо замечая, что россияне в своей же экономической зоне не могут зарабатывать.

    Председатель РПСМ Юрий Сухоруков (в центре): «Мы не предлагаем ввести что-то новое: законодательный механизм разрешительного порядка  привлечения иностранных граждан на работу в Российскую федерацию, в том числе в составе экипажей морских судов, плавающих под российским государственным флагом, действует с 2002 года. Он установлен законом «О правовом положении иностранных граждан в Российской Федерации». Однако последующие законы 2014 и 2015 годов совершенно не учитывают его требования, что вызывает закономерный вопрос – почему?»

     Обращения профсоюза не услышаны

     РПСМ уже два года бьет тревогу, пытаясь обратить внимание на эту проблему, однако все предыдущие обращения профсоюза в адрес правительственных структур Российской Федерации остаются не услышанными.

     – С учетом установленной Правительством Российской Федерации компетенции Минтранса России за выполнение целого ряда положений Конвенции о труде в морском судоходстве, включая и обеспечение выполнения Правила 2.8 в части расширения возможностей для занятости моряков, не может не удивлять  позиция Минтранса, который не только никак не реагирует на все эти обращения, но напротив – является одним из инициаторов правового демонтажа существующего разрешительного порядка привлечения на работу в РФ иностранцев, о чем свидетельствует проект вышеназванного  ФЗ «О свободных портах Российской Федерации». Более того, как недавно удалось установить РПСМ, Минтранс России до настоящего времени не подготовил ведомственный нормативно-правовой акт в форме  собственного приказа, регламентирующий порядок выдачи заключений о привлечении и использовании иностранцев для работы в составе экипажей российских морских судов, без которого разрешительный порядок их привлечения, установленный законом, не может работать. Особенное недоумение эта «недоработка» Минтранса России вызывает на фоне того, что тот же Минсельхоз России такой документ подготовил почти год назад для судов рыбопромыслового флота, – отмечает главный правовой эксперт РПСМ Валерий Нефедов.   

     – Казалось бы, чего проще сохранить разрешительный порядок найма иностранных моряков, – говорит Юрий Сухоруков. –  Тем более, мы не предлагаем ввести что-то новое: законодательный механизм разрешительного порядка  привлечения иностранных граждан на работу в Российскую федерацию, в том числе в составе экипажей морских судов, плавающих под российским государственным флагом, действует с 2002 года. Он установлен законом «О правовом положении иностранных граждан в Российской Федерации». Однако последующие законы 2014 и 2015 годов совершенно не учитывают его требования, что вызывает закономерный вопрос – почему? Почему вдруг в новых законопроектах вопрос защиты национального морского рынка труда уходит даже не на второй план? Почему в условиях продолжающегося экономического кризиса мы готовы обеспечить работой кого угодно, только не российских моряков, отряд которых существенно прибавил за счет моряков, проживающих в Республике Крым и городе федерального значения Севастополе?

     В РПСМ убеждены: в российской экономической зоне первоочередное право на рабочие места должны иметь российские моряки, примерно так, как это предусмотрено в ФЗ «О соглашениях о разделе продукции», по которому иностранным инвестором, несмотря на то, что за свой собственный счет осуществляет поиск, разведку и добычу минерального сырья на соответствующем участке недр Российской Федерации, для выполнения этих работах должно привлекаться не менее 80% россиян от общего числа работников. При этом привлечение иностранных рабочих и специалистов допускается только на начальных этапах таких работ или при отсутствии среди российских граждан соответствующих специалистов (ст. 7). И это должно быть закреплено на законодательном уровне.

В РПСМ убеждены: в российской экономической зоне первоочередное право на рабочие места должны иметь российские моряки

     – Во всех странах, занимающихся разведкой и добычей полезных ископаемых, их транспортировкой, правительства поддерживают своих моряков и на законодательном уровне не допускают участия в такого рода работах ни иностранных судовладельцев, ни иностранных моряков в составе экипажей судов. Что мешает нам сделать подобное в России? У нас давно создан и существует Российский международный  реестр судов. Хотят иностранцы работать на Арктическом шельфе и вообще на континентальном шельфе РФ? Пожалуйста – регистрируйтесь в Российском международном реестре и работайте под российским флагом, – говорит Юрий Сухоруков. – Мы не предлагаем ничего нового. Приоритетное участие в работах на шельфе должно быть за российскими компаниями, а морская перевозка добываемых полезных ископаемых – за российскими судовладельцами.

     Кто-то может возразить, что на шельфе работают российские компании: Газпром, Роснефть, Росгеология. Это так, но не совсем.

     Что говорят данные из открытых источников? Например, в 2016 году тендер компании ООО «Газпром геологоразведка» (ГГР) на работы в Баренцевом море на Медвежьем и Демидовском лицензионных участках выиграла компания «Росгеология» по цене 3,9 млрд рублей. Реальный исполнитель – китайская компания COSL. Тендер компании ГГР на блоке Русановский-Ленинградский в Карском море выиграла компания ТНГ по цене 1,8 млрд рублей. Реальный исполнитель – китайская компания BGP. В 2017 году из 6 уже разыгранных 3D тендеров на сумму более 6,5 млрд рублей – 5 проектов присуждены компаниям «Росгеология» и ТНГ, также с иностранными исполнителями. На шельфе РФ будут работать суда компаний COSL и BGP (China) и английской компании Western Geco.

     Как мы видим, российские подрядные организации в большинстве случаев используют  схему «посредничества». То есть тендер выигрывает российская компания, имеющая все необходимые лицензии (включая лицензию на работу с данными, составляющими государственную тайну), после чего контракт на зеркальных условиях, за вычетом своей комиссии, передается иностранным субподрядчикам.

     Комиссионные российского посредника могут быть значительные. Посредническая схема зеркальных контрактов реализуется настолько «успешно», что часть подрядчиков ставит свои суда в «отстой» и передает контракты в иностранные (после введения санкций в основном китайские) компании для непосредственного выполнения работ. Например, в 2016 году при наличии своих двух 4-косовых судов сейсморазведки 3D АО «Росгеология» передала все выигранные объёмы китайской компании COSL. Почему? Видимо, с коммерческой точки зрения выгоднее получать комиссию, чем эксплуатировать собственный флот.

     Это колоссальные средства! Совместные объёмы морской сейсморазведки 3D компаний Газпром, Роснефть и их дочерних предприятий составили в 2014 году 293 млн долларов США, 2015 году – 359 млн долларов, в 2016 – 259 млн. Приблизительно 80% этих средств было переправлено иностранным субподрядчикам. Прогноз на текущий 2017 год – 160 млн долларов. 

     Сделать выбор в пользу российской компании

     На рынке 3D услуг в РФ есть и собственный национальный флот. Так, в составе флота компании «Росгеология» есть два 4-косовых судна – НИС «Немчинов» и НИС «Ориент Эксплорер» постройки 1988 года. В июне 2017 года компания объявила о планах запустить еще одно судно – ИС «Росгео Нептун» постройки 1999 года, приобретаемое у английской компании Western Geco, с 12-косовым комплектом оборудования.

     Двумя современными судами оперирует компания ООО «СКФ ГЕО». Это 8-косовое судно под российским флагом ИС «Вячеслав Тихонов» постройки 2011 года и 14-косовое судно ИС «Иван Губкин» постройки 2012 года. Оба судна являются специализированными судами для проведения сейсморазведки 3D в северных морях и имеют максимальный в индустрии ледовый класс ARC-4. Судно «Иван Губкин» вошло в состав флота СКФ сравнительно недавно – в мае 2017 года. Это совершенное в технологическом плане судно позволит значительно повысить эффективность и экологическую безопасность работ на шельфе.

Новое исследовательское судно сейсморазведки 3D «Иван Губкин». Его презентация состоялась на Петербургском международном экономическом форуме.

     Российский национальный флот способен закрыть 100% потребностей российских недропользователей в морской 3D сейсморазведке. К сожалению, доля проектов для российских судов постоянно уменьшается. 

     К слову, в ближайшее время ожидаются результаты тендеров ООО «Газпромнефть-Сахалин» на проведение морских сейсморазведочных работ 3D в Печорском море, и Роснефти  –  на выполнение сейсморазведочных работ 3D в Карском море. Исходя из конкурсной документации, полевые сейсморазведочные работы в Карском море будут проводиться на территории площадью 2600 и 1800 кв. км. Как сообщает RosTender.info, стоимость работ оценивается в 1,9 млрд рублей и 1,1 млрд рублей соответственно. Работы планируется завершить к началу октября 2018 года.

     – Российский профсоюз моряков очень рассчитывает, что российские компании-недропользователи при выборе исполнителя работ отдадут предпочтение именно российской компаниям, заявляющим собственный флот с российскими экипажами на борту, – говорит председатель РПСМ Юрий Сухоруков.  

     На сегодняшний день в России только две компании имеют собственный флот 3D сейсморазведки, при этом посредниками иностранных судовладельцев выступают 5 компаний. Это две структуры холдинга Росгеология (ОАО «ДМНГ» и ОАО «СМНГ»), компания «МАГЭ», а также компании, вообще не имеющие собственных судов морской сейсморазведки: ООО «ТНГ Групп», ЗАО «СМНГ-Центр».

     Риск полной зависимости

     Последствия использования посреднических схем очевидны, отмечают в РПСМ. В условиях экономических санкций они создают псевдоконкуренцию. Это сильно затрудняет работу реальных отечественных подрядчиков и минимизирует возможности компаний по импортозамещению. Несмотря на выделение значительных федеральных средств на геологоразведку, основные объёмы средств переводятся китайским корпорациям, а раньше они уходили норвежским и американским компаниям.

     Такая ситуация создает риск полной зависимости от иностранных компаний при исследовании и разработке арктических месторождений. В 2016 году на морскую 3D сейсморазведку было потрачено 16,5 млрд рублей. Вполне вероятно, что 12 млрд из них ушло по посредническим схемам китайским компаниям.

     Все это противоречит программе импортозамещения, объявленной Президентом РФ. А ведь он говорит, что нужно снять критическую зависимость от зарубежных технологий и промышленной продукции, включая станкостроение, приборостроение, энергетическое машиностроение, оборудование для освоения месторождений и Арктического шельфа. Поскольку все это не только создает зависимость от иностранных компаний, но и угрозу транспортной и экономической безопасности страны.

     – Применительно к нашей сфере деятельности важнейшим условием «импортозамещения» является создание новых рабочих мест для российских моряков при осуществлении морских перевозок и обслуживании деятельности по разведке и добыче углеводородов на континентальном шельфе Российской Федерации, включая Арктическую зону, – говорит Юрий Сухоруков.

     Он отмечает, что профсоюзы в других странах при поддержке своих правительств на законодательном уровне не допускают участия в такого рода работах ни иностранных судовладельцев, ни иностранных моряков в составе экипажей судов.

     – Правительства этих стран прислушиваются к мнению профсоюзов, так должно быть и у нас. Ничего в этом зазорного нет, – считает председатель РПСМ. –  Мы ведь знаем ситуацию изнутри, и отсюда идет наше беспокойство за судьбы российских моряков, национальный морской рынок. Это общемировая практика, почему бы и России не следовать ей? Добавлю лишь, что РПСМ намерен вновь поднять этот вопрос на предстоящей встрече с министром транспорта.   

   80% рабочих мест – российским морякам

     Изменения, по мнению РПСМ, нужно внести в Федеральный закон от 30 ноября 1995 года № 187-ФЗ «О континентальном шельфе Российской Федерации», а именно: предусмотреть в Главе II «Разведка континентального шельфа и разработка его минеральных ресурсов» нормы, устанавливающие, что условиями разведки и разработки недр континентального шельфа является приоритетное участие в них российских юридических лиц, включая и морскую перевозку добываемых полезных ископаемых российским судовладельцами. При этом на Арктическом участке континентального шельфа Российской Федерации морская транспортировка любых грузов должна осуществляться исключительно  российскими судовладельцами.

     Нужно внести корректировку в закон РФ от 21 февраля 1992 года № 2395-1 «О недрах»: одним из содержаний  лицензии на пользование недрами (ст. 12) должно быть наличие у пользователя недр, кроме уже установленных условий, соответствующего флота под Государственным флагом Российской Федерации необходимого тоннажа, чтобы выполнять работы по разведке, добыче и транспортировке полезных ископаемых. Если своего флота нет, то должны быть контракты с российским судостроительным предприятием о строительстве такого флота.

     Кроме того, чтобы обойти положение Договора о Евразийском экономическом союзе, снимающего все ограничения по защите национального рынка труда, необходимо скорректировать положения ФЗ «О порядке осуществления иностранных инвестиций в хозяйственные общества, имеющие стратегическое значение для обеспечения обороны страны и безопасности государства». А именно: отнести деятельность, связанную с разведкой, добычей и морской перевозкой углеводородов на континентальном шельфе РФ, к разряду стратегических. Тогда   иностранцы в лице граждан государств-членов этого союза не смогут  беспрепятственно работать на континентальном шельфе РФ, что непосредственно предусмотрено в самом Договоре об этом союзе.           

     Следует внести изменения в действующее законодательство с целью установления специального регулирования трудовых отношений для моряков, занятых на судах, зарегистрированных в Российском международном реестре судов.

     Если резюмировать все вышесказанное, Российский профессиональный союз моряков добивается от органов государственной власти изменения действующего российского законодательства и установления такого порядка использования иностранного флота в офшорном секторе, чтобы иностранный судовладелец обязательно регистрировал свои суда в Российском международном реестре судов или, по крайней мере, нанимал не менее 80% российских граждан в состав экипажа на борту судна.

     Задача эта непростая, особенно с учётом того, что в РПСМ  состоит небольшая часть моряков, работающих в нефтегазодобывающей отрасли.  Однако РПСМ сотрудничает с Общероссийским профсоюзом работников нефтяной, газовой отраслей промышленности и строительства, поскольку многие моряки, занятые в офшорном секторе, состоят в нём. А защита рабочих мест российских моряков всегда была и будет приоритетной задачей профсоюза.