35 лет со дня крушения «Механика Тарасова»

17.02.2017  

Вчера, 16 февраля, исполнилось ровно 35 лет со дня страшной трагедии, произошедшей в ледяных водах Северной Атлантики, когда в 1982 году затонул теплоход «Механик Тарасов». Из 37 членов экипажа спасти удалось только пятерых. Ежегодно Российский профсоюз моряков возлагает цветы к мемориалу моряков, расположенном на Серафимовском кладбище в Санкт-Петербурге.

Контейнеровоз принадлежал Балтийскому морскому пароходству (БМП) и в тот роковой день направлялось в Гамбург из порта Труа-Ривьер. В день трагедии судно приняло сигнал SOS от нефтяной платформы и, отклонившись от курса, пошло на помощь. Однако до места «Механик Тарасов» так и не дошел, угодив в шторм.

Попав в ураган «Механику Тарасову» необходимо было подать сигнал SOS на международной волне, однако капитан Былкин решил этого не делать. Он ограничился лишь радиограммой в пароходство с просьбой о помощи. Из советских судов ближе всех к месту аварии находился калининградский морозильный рыболовный траулер КБ-0244 «Иван Дворский». Тут же полным ходом он пошёл на встречу «Механику Тарасову», но их разделяло 100 морских миль или, учитывая штормовую погоду, 14 часов ходу.

Вот что вспоминают очевидцы гибели «Механика Тарасова»:

«Когда "Иван Дворский" с большим трудом подошел на расстояние 2-х кабельтовых к гибнущему судну, было около двух часов ночи. Попытка связаться по радиотелефону успеха не принесла. Очевидно, у переносных радиостанций разрядились батареи.

Было видно, что "Механик Тарасов" не продержится и пару часов: крен судна на правый борт достигал 50-ти градусов с сильным дифферентом на нос. В свете прожекторов "Ивана Дворского" над бушующим океаном показывалась и вновь исчезала только белая кормовая надстройка судна. Было отчетливо видно, как экипаж в спасательных жилетах собрался у дымовой трубы на шлюпочной палубе, которая подсвечивалась тусклым светом лампочек аварийного освещения. Люди вцепились друг в друга и с ужасом смотрели на черные водяные валы, которые с грохотом разбивались о надстройку. Когда очередная волна вставала между судами, они на несколько секунд теряли друг друга из вида. Иногда одно из судов оказывалось у подножья, а другое на гребне волны высоко над ним, и тогда казалось, что это дьявол раскачивает гигантские качели, сопровождая свою смертельную игру диким воем и свистом, бросая в лица моряков колючий снег.

Учитывая шестиметровую высоту надводного борта "Ивана Дворского", о спуске катера не могло быть и речи – его тут же разбило бы вдребезги вместе с людьми. "Иван Дворский" развернулся кормой к "Механику Тарасову" и начал сближаться с ним, чтобы подать бросательные концы для передачи своих спасательных плотов. В этот момент на связь вышел "Sicurfari ", 30-тиметровый низкобортный траулер с фарерских островов (датский протекторат). Судно этого типа чрезвычайно мореходно, при соответствующей скорости штормовая волна его никогда не накроет, а примет на себя, как поплавок.

Датский капитан сообщил, что находится вблизи советского судна уже несколько часов и готов оказать ему помощь. Кроме того, стало известно, за пару часов до этого ему удалось связаться с капитаном "Механика Тарасова" на УКВ. "Пока все на борту" – кратко сообщили ему тогда. Датчанин запросил "Ивана Дворского", есть ли связь с гибнущим судном и сказал, что слышал последние слова, сказанные по-русски одним из офицеров "Механика Тарасова", но ничего не понял. 

Когда суда приблизились на расстояние выстрела бросательного конца из специального устройства, "Механик Тарасов" начал стремительно уходить под воду, моряки посыпались в ледяную воду. Первым на помощь русским морякам бросился "SicurfarI", и датчане рискуя собственными жизнями, стали вылавливать моряков из воды. В лучах прожектора экипаж "Ивана Дворского" заметил одного человека в оранжевом жилете, которого волны бросали вверх и вниз. С большим трудом удалось поднять бесчуственное тело на высокий борт судна. Оно было окоченевшим, и все старания (горячая ванна и растирания спиртом), к сожалению, не смогли вернуть ему жизнь. Из девяти моряков, подобранных из океана датчанами, удалось вернуть к жизни только тех, кто пробыл в ледяной воде не более 5 минут».

Сегодня, спустя 35 лет после трагедии, единственным свидетелем того рокового рейса остается Вячеслав Кожухов, тогда – второй помощник капитана судна «Механик Тарасов», ныне – главный специалист отдела эксплуатации служебно-вспомогательного, пассажирского и транспортного флотов Управления эксплуатации портов и флота ФГУП «Росморпорт». Вячеслав Юрьевич до сих пор поддерживает теплые отношения с человеком, спасшим его от верной смерти – Миккьялем Ольсеном, капитаном рыболовной шхуны «Sigurfari», пришедшей на помощь терпящему бедствие «Механику Тарасову».

Родственники погибших моряков и РПСМ продолжают ухаживать за мемориалом, чтобы память о моряках теплохода «Механик Тарасов» жила как можно дольше. 

По материалам: БТО РПСМ